Интервью с Соломоникой де Винтер
10.02.2018

Интервью с Соломоникой де Винтер

Соломника де Винтер произвела настоящий фурор, когда дебютировала с книгой «За радугой» в свои 17 лет. Роман сразу же был опубликован на немецком, французском и голландском языках, и Соломонику всюду именовали восходящей звездой. Но она нечто большее, чем просто дочь своих знаменитых родителей. Соломоника долгое время жила в Лос-Анджелесе. Ее мечта — всегда оставаться ребенком. Ее близкие называют ее Луной. Она вечная юность и подозрительная тьма. Мы пообщались с Соломоникой в доме ее родителей в Блумендале.


Ты родилась здесь. Какие воспоминания связаны у тебя с этим местом?

- Мое детство здесь было похоже на сказку. Здесь все — словно мечта: сады, деревья, даже дом похож на замок. Но в детстве я никогда не сидела дома. Либо я играла на улице, либо рисовала. И мне всегда казалось, что я пришла из мира мечты.

Ты все еще та маленькая девочка из сказки?

- Она все еще со мной. Она моя суть.

Когда тебе было 10, ты снялась в короткометражке в этом самом сказочном мире. Ты изменилась с тех пор?

- Конечно. Я уже не так наивна и невинна, как в детстве. Но любопытство и желание созидать то, о чем мечтаю, рисовать и писать, по-прежнему со мной. Только в несколько иной форме.

Как ты взрослела?

- Я много путешествовала. С родителями мы много раз ездили в Америку, совершенно спонтанно. Нам пришлось вернуться в Нидерланды, потому что я просто потеряла контроль. Здесь я успокоилась.

Что же происходило?

- Наркотики, алкоголь, прочие глупости.

Как ты прекратила?

- Помог переезд.

Здесь тоже есть чем поживиться, да?

- Бывает и такое.

Все было совсем плохо?

- Не хочу об этом вспоминать. Я вернулась. Какое-то время была очень агрессивной и печальной, мне казалось, что там осталась вся моя жизнь. Мои друзья. Потом я поняла, что все это было ложью, подделкой. И тогда я успокоилась. Тусовки меня больше не привлекают. Они кажутся мне скучными.

А что ты искала в них тогда?

- Я всегда была очень любопытна. Тогда мне казалось, что это делает меня взрослой. Это то же самое детское любопытство. Просто возможности другие.

Блю, героиня твоей книги, очень необычная. Ты сама была такой?

- Я всегда была странной. В восемь лет я решила быть панком. Изрезала и изрисовала всю свою одежду. Родители позволили мне пройти и этот этап.

Ты рада, что вернулась?

- Еще бы. Но было непросто. Я не сразу смогла все преодолеть. На это ушло много времени.

Ты больше любишь животных, чем людей, верно?

- На самом деле. Я очень быстро устаю от людей, начинаю раздражаться, а потом скучать. С животными такого не случается.

Ты говорила, что нигде не чувствуешь себя дома. Это правда?

- Не совсем. Здесь, в этом доме и в саду я дома. Но конкретного места нет. Мне нравится дом, но не нравится местность. Я вообще не ощущаю связи с Нидерландами. С LA ее тоже нет.

Ты выросла в тени родительской известности. Это влияет на тебя?

- В детстве я не знала, что родители знамениты. Когда я приходила из школы, а родители давали интервью, мне казалось, что так происходит у всех. В Америке мои родители не так широко известны. К тому же писательская известность немного другая. Не такая масштабная.

Каким ты видишь свое будущее?

- Я хочу просто жить и писать книги, вот и все.

Ты одиночка?

- Недавно я сказала маме, что не хочу расти. Она ответила, что все писатели — дети. Не знаю, может это и не относится к тому, чтобы быть одиночкой.

Может это потому, что ты необычная и ищешь для себя необычный путь?

- Мои друзья и их семья — очень необычные люди. И все они в некотором роде одиночки. Когда вы писатель, вы одиночка, но люди приходят к вам вместе с книгами.

Olga Kortz

Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Подпишись на нашу рассылку, чтобы быть в курсе! В подарок - сборник ознакомительных отрывков из наших популярных книг!

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: